. Владимир Лазарис - ЗАМЕТКИ

Владимир Лазарис

ОБ АВТОРЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
РЕЦЕНЗИИ
ИНТЕРВЬЮ
РАДИО
ЗАМЕТКИ
АРХИВ
путешествия
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Владимир Лазарис








ЗАМЕТКИ


Ко всем читателям заметок: если вы цитируете их в ЖЖ, газетах и журналах, указывайте адрес сайта.


21.6.17

Накануне совещания комиссии по УДО министр юстиции сказала, что экс-премьер Эхуд Ольмерт, отбывший две трети тюремного срока за взятку, заслуживает сострадания и его пора освободить.

И это – министр юстиции? А как же принцип равенства перед законом?

Получается, что остальные взяточники, мошенники и воры должны сидеть от звонка до звонка только потому, что не стали премьер-министрами.

***

Среди обильной злобы дня СМИ как-то не обратили внимания на случившееся вчера событие подлинно национального значения: к израильтянам обратился Бен-Гурион. Только так следует воспринимать документальный фильм «Бен-Гурион. Эпилог».

Казалось бы, такой фильм надо показать по центральному телеканалу, а то и по всем сразу. И что же? Его показали по 8-му телеканалу докудрамы, чья аудитория, говоря осторожно, весьма невелика.

Почти полвека последнее интервью Бен-Гуриона пылилось в архиве, пока несколько лет назад его не нашли документалисты Яир Мазор и Яэль Перлова, которым пришлось отдельно искать звуковую дорожку. Они нашли и ее тоже, превратив шестичасовое интервью в часовой фильм, от которого невозможно оторваться. Да и как же иначе, когда на экране Бен-Гурион мудро и трезво размышляет о судьбе Израиля, заглянув в новый век.

Есть, есть пророки в своем отечестве. Просто обычно их никто не слушает.

Итак, в 1968 году – через год после опьяняющей победы в Шестидневной войне и через пять лет после того, как «Старик» подал в отставку, отошел от дел и отбыл озеленять Негев на личном примере – Бен-Гурион дал интервью английскому журналисту, приехавшему к нему в знаменитый барак в Сде-Бокер.

Бен-Гуриону уже было 82 года, но это не повлияло ни на ясность ума, ни на твердость памяти, ни на ту решимость, с которой он объявил о создании еврейского государства, исходя из девиза «Сейчас или никогда».

Сидя за письменным столом в своем кабинет, стоя у многочисленных книжных полок, Бен-Гурион чувствовал себя совершенно спокойно. Создавалось ощущение, что он был готов к любому вопросу и для него не было запретных тем.

Один из его ответов сверхактуален: «Если бы я мог выбирать между миром и землями, которые мы захватили в прошлом году, я выбрал бы мир» – сказал Бен-Гурион. И, не переводя дыхания, добавил, что для него несомненно историческое право еврейского народа на весь Эрец-Исраэль. Но... «не ценой мира».

Со дня последнего интервью Бен-Гуриона прошло почти полвека. По большей части его имя повторяют, называя нужную улицу, и вспоминают первого премьера, как забавного старичка с чудовищным русским акцентом, который, придя на пляж, сделал стойку на голове.

Но «Эпилог» вызывает совсем иное ощущение. Перед нами – настоящий интеллектуал, оперирующий широкими знаниями и полный любознательности. Он не просто проглотил гору книг, но сделал необходимые выводы о человеческой природе, о государственной деятельности, о судьбах народов. Его интересовала религия, философия, всемирная история. Его беспокоила проблема гармоничного мироустройства. Поэтому Бен-Гурион сказал: «Я – еврей, который хочет жить в мире, где царит мир между народами, и нет эксплуатации других народов». Легко догадаться, что он имел в виду. И точно так же не нужны социологические исследования, чтобы понять, что первенство еврейства перед израильскостью не только остается до сих пор, но является своего рода подкожным состоянием. Именно еврейство определило мировоззрение Бен-Гуриона, как и вышеприведенный ответ на вопрос «Так вы не сионист и не социалист – кто же вы?»

Его называли «диктатором» . Повторяли его знаменитые слова «Я не знаю, чего хочет народ – я знаю, что нужно народу». И что же сказал Бен-Гурион на закате жизни? «Я никогда не вел за собой Израиль. Я вел только самого себя». Поскромничал «Старик», поскромничал. В отличие от нынешнего правителя, который только и повторяет «Израиль под моим руководством», Бен-Гурион с его железной волей и несомненной интуицией, конечно же, вел за собой страну и народ. И до чего же он был прав, когда говорил об «опасном вожде», не способном принимать непопулярные решения, ставящим во главу угла только поддержку народа (и – добавим от себя – проверяющим ее ежемесячными опросами) и отдающим предпочтение этой поддержке перед списком предпочтений государства.

Где-то в середине фильма английский журналист спросил Бен-Гуриона, в чем смысл понятия «избранный народ». Бен-Гурион ответил, что сюда входит приобретение системы ценностей, включающей стремление к миру, любовь к иноземцам и святость справедливости.

Тут же последовал другой вопрос «Соблюдает ли Израиль эту систему ценностей?» и мгновенный ответ: «Все еще нет».

Кто из сегодняших политиков мог бы сказать такое, не боясь позорного столба и ярлыков «предателя» и «левака»? Кто осмелился бы процитировать библейские слова о любви к иноземцам? Кто стал бы всерьез говорить вслух о святости справедливости, когда даже президент Израиля залез под юбку слепой Фемиде?


19.6.17

О гибели в Иерусалиме в минувшую субботу 23-летней старшины погранвойск Хадас Малки уже все сказано и написано. Тысячи людей пришли на похороны Хадас, и вот уже два дня подряд ее улыбающееся лицо не сходит с газетных полос и мониторов.

Напавший сзади террорист схватил ее за горло и нанес несколько смертельных ударов ножом прежде, чем она успела выстрелить. Но ее автомат он не смог отнять – пули других пограничников были быстрее.

Ровно год назад в том же месте, у Шхемских ворот Старого года, погибла другая пограничница. Да и вообще это место стало чуть ли не самым популярным у террористов. Хочешь прославиться – бери нож и иди туда. Вокруг всегда хватает евреев.

Но особый трагизм связан с тем, что на передовой оказались девушки, посланные в Иерусалим для укрепления патрулей. Террористы видят в них легкую добычу. Нужно ли ставить девушек в такую опасность?

Собственно, с таким же успехом можно размышлять над их службой в боевых частях и вообще в армии. Но все-таки борьба с террором требует специальной подготовки, поэтому не случайно в армии и в полиции есть антитеррористический спецназ. Может, стоит его существенно увеличить?

***

В шестилетней гражданской войне в Сирии, которая длится больше, чем Вторая мировая война, вчера произошли два события, способные нарушить и без того хрупкий баланс сил.

Американцы сбили сирийский самолет, который бомбил их подопечных мятежников, вызвав гнев Кремля. Вот на таком инциденте и столкнулись интересы Америки и России, способные привести к превращению локального конфликта в мировой.

А Иран показал свои возможности, ударив по целям ИГ семью ракетами класса «земля-земля» с расстояния семьсот километров. Надо думать, что, кроме взрывчатки, в них была заложена пища для размышлений, предназначенная не столько для ИГ, сколько для Израиля. Мол, смотрите и трепещите! Ну, посмотрели. Но трепетать никто не будет, потому что первая же ракета по Израилю станет для аятолл последней. Тем более, что ракеты – это еще не самое страшное, что может свалиться им на голову, если в ней не осталось мозгов.

Другую историю о положении в Сирии поведал Wall Street Jornal, рассказав о четырехлетней тайной помощи Израиля сирийским милициям на Голанах. В обмен на деньги, бензин, медицинское оборудование и лечение раненых они создали на границе 200-километровую буферную зону, куда нет входа Хизбалле и иже с ней.

Конечно, это сразу вызвало в памяти другую милицию и другую буферную зону в другой стране. Ливан, 1982-2000. Как надпись на могильной плите. Застрявший в ливанском болоте ЦАХАЛ выпестовал Южно-ливанскую армию, которую бросил во время стремительного отступления, если не бегства.

А что будет с нашими союзниками в Сирии, ведь они вряд ли задумываются над вопросом, как политика невмешательства совмещается с созданием буферной зоны.

***

К десятилетию со дня смерти военного обозревателя «Гаарец» Зеэва Шифа газета опубликовала его статью, датированную 2.6.1995 и предсказавшую убийство Рабина.

За полгода до убийства Ицхака Рабина праворадикальные и поселенческие круги вели борьбу с назначением на пост директора ШАБАК Карми Гилона, считая его своим врагом и заявляя, что, таким образом, правительство объявит им войну. Призыв убить Гилона появился в поселенческой газете «Некуда» («Точка») и был подписан членами организации «Меч Давида».

В ответ Зеэв Шиф написал: «Иными словами, это – призыв к политическому убийству. Сегодня – директор ШАБАК, завтра – начальник Генштаба, генинспектор полиции, не говоря о главе правительства, которого давно окрестили «преследователем» и «доносчиком», заслуживающим только смерти.

Больше всего беспокоит не сам призыв, а тот факт, что он был встречен гробовым молчанием со стороны руководителей правого лагеря и поселенцев, которые не осудили призыв к убийству. Их молчание говорит о многом. В самом деле, как они могут его нарушить, если ранее говорили, что глава правительства и его министры объявили войну всему правому лагерю?

В сравнении с циничным отношением ультралевых к ЦАХАЛу и безопасности, праворадикальные круги уже стоят на опасных позициях. Их многочисленных активистов станет еще больше с продвижением мирной инициативы. С этой точки зрения , мы находимся в самом начале негативного процесса, чье продолжение неизвестно.

Очевидно, что если более умеренные лидеры правого лагеря его не остановят, он может превратиться в бомбу замедленного действия».

Двадцать два года спустя после этой статьи очевидно, что пора перестать цитировать афоризм «Нет пророка в своем отечестве». Они есть.


16.6.17

Публикация в «Йедиот» плана Нетаниягу по преобразованию военно-политического кабинета ужаснет не только осиротевших родителей, потерявших сыновей во время операции «Несокрушимая скала», но и всех граждан.

Исправляя провалы «той войны незнаменитой», Нетаниягу прямым текстом признал следующее: избранные министры не были подготовлены к обсуждению хода войны, а кто-то вообще не знал главных проблем в сфере безопасности. Они не получили необходимой информации. Не представляли себе опасности диверсионных тоннелей. Им не было представлено никакой альтернативы принимаемых решений, за которые они голосовали, по сути дела, вслепую. Министры не слышали мнения Совета по национальной безопасности, который давно был нейтрализован, если не парализован.

Сколько же времени уйдет на то, чтобы упорядочить и узаконить работу военно-политического кабинета?

А если завтра война?

***

Мало было палестинцам претензий на Храмовую гору, так они еще заявили, что хевронская Гробница праотцев – их национальное наследие, и потребовали, чтобы ЮНЕСКО включила ее в список объектов всемирного культурно-исторического значения в виртуальном «Государстве Палестина».

Последнее смешно само по себе, но еще смешнее, что от избытка невежества палестинское руководство решило поспорить с... Библией, на которой воспитана треть населения земного шара, включая тех самых деятелей ЮНЕСКО, которые принимают по семьдесят антиизраильских резолюций в год.

А с чем тут спорить? Откройте Быт., 23:15-18 и прочтите все подробности о купчей, полученной праотцем Авраамом в обмен на «четыреста сиклей серебра» за ту самую пещеру Махпела, где его и похоронили с остальными праотцами.

***

В связи с награждением Давида Гроссмана премией «Мэн Букер» за книгу «Вошла лошадь в бар» он рассказал, как читал отрывки из нее своим пятнадцати переводчикам из разных стран, чтобы проверить их реакцию на сугубо израильскую тематику и реалии. Хотя уже давно известен закон: чем локальнее, тем универсальнее.

Рассказ Гроссмана идеально совпал по времени с трансляцией очень славного израильского документального фильма Шауля Бецера и Асафа Галая «Музы Ицхака Башевиса-Зингера», где можно было увидеть всех его переводчиц. Обратите внимание, не переводчиков, а переводчиц, которых он отбирал сам не только и не столько по профессиональным критериям.

Вы правильно поняли: с одними женщинами у писателя были платонические романы, с другими он спал, третьи переходили из одной категории в другую, четвертые прятались за мужей, пятые его обожали, но спать отказывались.

Почему же все-таки только женщины? Неужели Башевису-Зингеру не хватало муз? Тем более, что он преимущественно имел дело с привидениями, демонами и всякой чертовщиной. Но и в этом круговороте всегда маячили три женщины, переходившие из жизни в книги, и наоборот: жена, любовница и очередное увлечение.

В фильме эти немолодые женщины, конечно же, сильно проигрывают своим молодым фотографиям, но в один голос вспоминают «этого шалуна Айзика», для которого секс был так же важен, как литература.

После того, как в 1952 году Сол Беллоу блистательно перевел «Гимпель-дурак», открыв Башевиса-Зингера англоязычному читателю, автор... испугался. Почему? Потому что решил, что перевод слишком хорош и он больше прославит Беллоу, чем его самого.

Так у него возникла идея создать фабрику переводчиц на английский язык, чьи фамилии, конечно, были указаны, но вся слава доставалась только автору. Русский читатель знал Риту Райт-Ковалеву не хуже Сэллинджера, но англоязычному читателю имена этих самоотверженных женщин ничего не говорили. Это была армия Башевиса-Зингера, его гарем, его рабочие.

Слово «гарем» взято из признания самого Башевиса-Зингера: «В юности мне хотелось, чтобы у меня был гарем. Потом я стал мечтать, чтобы у меня был гарем переводчиц».

А как вы думаете, с какого языка они переводили? С идиша? Как бы не так! Они вообще не переводили – прежде всего потому, что большинство из них не знало идиша. Техника работы была такова: сидя в кресле, Башевис смотрел в текст оригинала (по большей части, в газете «Форвертс») и вслух переводил с идиша на свой английский, который сидевшая напротив за пиш. машинкой переводчица доводила до кондиции и полировала. «Монумент», – говорил автор. «Нет, – предлагала переводчица – памятник. А лучше, надгробие». «Да, – соглашался автор – надгробие».

Еще интереснее, что в своей жажде славы он боялся оттолкнуть читателей-гоев теми откровенностями, которых хватает на идише. Поэтому, к примеру, «шикса» превратилась в «деревенскую девушку». Даже не «девку».

Кончилось тем, что Башевис-Зингер потребовал, чтобы все переводы его книг делались только с английского языка.

Надо думать, он догадывался о несовершенстве переводов, поэтому как-то полушутя заметил: «Если бы мне сказали, что Всевышний готов выполнить одно мое желание, я бы попросил: «Господи, будь моим переводчиком с идиша».

На вопрос, какую из книг Башевиса-Зингера они любят больше всего, некоторые из переводчиц ответили: «Волшебник из Люблина» или, как замечательно придумал покойный Асар Эппель, «Люблинский штукарь».

Таким штукарем и волшебником был сам Исаак Башевис-Зингер, чьи книги можно смело взять на необитаемый остров, который, благодаря его сексапильным демонам и привидениям, быстро станет обитаемым.


15.6.17

Газетный заголовок «Ты, я и будущая война» – дань памяти сатирическому кабаре Ханоха Левина, который еще в 60-х установил метроном, отсчитывающий интервалы между войнами.

Годы идут, стук метронома все громче – интервалы все меньше. Неизбежные, как времена года, войны отличаются названиями и числом погибших. Вот и сейчас говорят, что новая война в секторе Газа – вопрос нескольких месяцев.

Да, там живут хуже некуда, без света, воды и будущего, но при чем тут Израиль? При чем тут Израиль?

Ровно десять лет террористический режим ХАМАСА правит сектором, выжимая миллионы долларов из «полезных идиотов» всего мира, но эти деньги идут на самообогащение и вооружение, а не на благополучие жителей. Так что пусть оставят нас в покое с гуманитарным, энергетическим и прочими кризисами, которые палестинцы должны решать сами.

Но для ХАМАСА все решения обязательно сводятся к войне с Израилем, которую террористы могут спровоцировать в любую минуту, чтобы пополнить казну и привлечь к себе остывшее внимание уставшего мира.

***

Другой заголовок «Букер тов» (вместо ивр. «Бокер тов!», «Доброе утро!») касается огромного достижения израильского писателя Давида Гроссмана, награжденного самой престижной после Нобеля литературной премией «Мэн Букер» за книгу «Вошла лошадь в бар».

Нет, это не «История лошади», а история стэндаписта Довеле, – «Довеле Джи, дамы и господа, он же Довчик» – который своими плоскими, тупыми, оскорбительными шутками развлекает клиентов бара в промзоне Нетаниии и, параллельно, рассказывает трагическую историю отношений с родителями, которые, как и в случае самого Гроссмана, пережили Катастрофу.

На церемонии награждения Гроссман начал со слова «Шалом», отметив примечательный факт: «Двое из кандидатов в коротком списке – израильтяне (вторым был Амос Оз – В.Л.). Это – исключительное явление: за последние 180 лет иврит воскрес из пепла и превратился в разговорный язык. Когда два человека говорят на современном иврите, они даже не отдают себе отчета в свершившемся чуде».

А читатели поглощают современный иврит с теми словами, выражениями и иноязычными вставками, которых не понял был сам Элиэзер Бен-Йехуда, воскресивший иврит из пепла.

По этому поводу Довеле Джи сказал бы что-нибудь вроде: «Пепел-шмепел! Кстати, у тебя такая веселая рожа, как будто ты похоронил жену!»

***

Израиль до сих пор ждет Мессию. При въезде в Иерусалим много лет висел плакат «Мессия – по дороге». Иногда тот же прогноз можно увидеть на ветровом стекле грузовиков. До смерти Любавического ребе такие же плакаты возвещали, что Мессия – это он. После его смерти ничего не изменилось.

Частью израильского фольклора стала песня «Мессия не пришел и не звонит», хотя она рассказывала о человеке, который не пришел по той прозаической причине, что погиб в автокатастрофе. Имя Машиах (Мессия) время от времени встречается у людей, чьи родители явно переборщили.

А настоящего Мессии все еще нет. На вопрос «когда?» в Израиле принято отвечать: «Скоро».


14.6.17

Обычно музыка разделяется на хорошую и плохую. В Израиле она разделяется на западную и восточную, что в общем то же самое. Под восточной музыкой подразумеваются очень громкие заклинания разбитого сердца и монотонные рыдания измученной души. Менее измученной, чем душа слушателя не восточного происхождения. Эти песни, сопровождаемые трелями и подвыванием, как правило, напичканы ходульным набором: я люблю тебя, ты не любишь меня, зачем ты ушла, почему не пришла, я тебя зову, а ты не слышишь, я тебе пишу, а ты не пишешь. Ты – цветок, ты – венок, ты – моя голубка, я – твой голубок. Вплоть до того, что в одной из песен были такие слова: «Я такой маленький, что сижу в холодильнике...»

Вот примерно такие страсти-мордасти несутся из окон домов и автомашин, причем обязательно на полную громкость. Странная особенность исполнителей восточной музыки состоит в том, что они должны голосить изо всех сил. В результате их голоса хватает только на крик, а на пение – нет. Но вокальные данные здесь не нужны.

Кто-то заметил, что «если полутора миллиарду китайцев их музыка нравится, а тебе – нет, значит дело в тебе». В Израиле соотношение несколько иное: если одной половине населения эта музыка нравится, а другой нет, значит дело в самой музыке.

Позитивным аспектом восточной музыки является то, что на Ближнем Востоке она такая же необходимая деталь местного колорита, как нарды и хамсин. Во всем остальном евреи и арабы ни о чем не могут договориться, но под звуки восточной музыки они будут одинаково цокать языком, закатывать глаза и мечтательно прихлебывать черный кофе, в котором нет ничего, кроме горечи.

Высказывать неодобрение восточной музыки и критиковать ее не рекомендуется тем, кто питает какие-либо политические амбиции: наоборот, чтобы заручиться поддержкой потенциальных избирателей, каждый кандидат ашкеназского происхождения должен заучить наизусть хотя бы «Цветок в моем саду», усиленно делая вид, что после песен Шуберта, арии из «Паяцев» и «битлз» это – самое прекрасное, что он слышал. Тот факт, что первый исполнитель «Цветка» был наркоманом-самоубийцей, вовсе не помешал канонизировать восточную музыку, как неотделимую часть современной израильской культуры.

Когда-то восточная музыка была в загоне до такой степени, что ее даже не передавали по государственному радио, но борьба за равенство при мощной поддержке самого ужасающего министра культуры за всю историю Израиля привела к тому, что сегодня и радио надо включать с опаской, чтобы оттуда не выскочили разбитое сердце с измученной душой.


13.6.17

Всемирный экономический форум опубликовал список 136 государств взависимости от их опасности для туристов по шкале от 1 (самые опасные) до 7.

Единицу получили Колумбия, Йемен, Сальвадор, Пакистан, Нигерия и замыкает десятку Украина.

Израиль оказался на 103-м месте с оценкой 4.6 – в основном из-за террора. А как выглядят наши соседи по Ближнему Востоку?

Египет вошел в опасную десятку. То, что нас обогнала Иордания (38-е место), еще терпимо, но Иран на 87-м месте (чуть отстав от Америки!) – сущее безобразие.

Остается позавидовать самой безопасной десятке стран, для которых такой список стал лучшей рекламой: на первом месте – Финляндия. На втором и четвертом – ОАЭ и Оман. А на десятом? Катар.


12.6.17

Три дня назад я размышлял над тем, что будут делать 44% поселенцев, живущих за пределами больших поселенческих массивов, и написал «повидимому, ждать неизбежной эвакуации».

Но уже через день оказалось, что у главы правительства Биньямина Нетаниягу были совсем иные планы: он собирался оставить их в будущем палестинском государстве под палестинской юрисдикцией.

«Гаарец» раздобыла черновик соглашения 2014 года на английском языке и опубликовала фотокопию предложенного Нетаниягу пункта, который надо перечитать трижды и все равно не поверить своим глазам: «Израильтяне, которые предпочтут остаться в Государстве Палестина, будут находиться под палестинской юрисдикцией без дискриминации с полным правом на защиту».

Свою позицию Нетаниягу аргументировал следующим образом:

1) Принципиальная причина: если в Израиле есть равноправное палестинское меньшинство, ничто не помешает такому же полноправному еврейскому меньшинству жить в палестинском государстве;

2) Практическая причина: Нетаниягу был уверен, что возможность оставить поселения на их местах в будущем палестинском государстве решит часть практических проблем, связанных с эвакуацией десятков тысяч поселенцев из их домов;

3) Политическая причина: Нетаниягу верил, что включение такого пункта поможет ему справиться с существенной частью политического протеста против соглашения с американцами и позволит избежать развала коалиции.

В черновике сказано, что Нетаниягу предпочитает, чтобы в документе не было написано, что оставшиеся в своих домах поселенцы останутся в «Государстве Палестина» – вместо этого предлагался вариант «останутся на своих местах».

Позиция Нетаниягу стала поводом для замечания в скобках рядом со спорным пунктом: «Переговорщики должны проверить с главой правительства, хочет ли он сохранить этот пункт. Если ответ будет положительным, он (Нетаниягу) будет настаивать на использовании выражения «остаться на своих местах», но это противоречит американской политике, поэтому будет неприемлимым и для палестинцев».

А ведь все это – не казуистика, не семантика, а жизнь десятков тысяч людей, которых могли вырезать всех до одного, если бы они остались «под палестинской юрисдикцией с полным правом на защиту».

Самое удивительное, что из этой истории Нетаниягу, отдавший Арафату Хеврон, вышел целым и невредимым, и через год был переизбран подавляющим большинством слепо- глухонемых избирателей. Если выборы будут завтра, результат будет таким же.

***

Требование министра образования Нафтали Беннета ввести в израильских университетах этический кодекс вызвало бурю среди ректоров, преподавателей и студентов.

По просьбе Беннета автор этического кодекса ЦАХАЛа, профессор философии Аса Кашер составил этический кодекс для университетов, где говорится, что: во время занятий преподаватели не имеют права выражать свои политические взгляды, если это не требуется для изучения материала; преподавателям запрещено принимать участие в академическом бойкоте университетов; университетским клиникам запрещено сотрудничать с НКО той или иной политической ориентации.

Бойкот вынесем за скобки – при чем тут этика? Кто будет поддерживать бойкот? Я не буду. А вы? Лучше почитаем, что еще предложил еврейский коллега Сократа и Гегеля.

Каждый университет будет обязан создать спецотдел (!) для наблюдения за поведением преподавателей и соблюдением этического кодекса. Он же будет рассматривать жалобы студентов. В кодексе также предусмотрены санкции: если преподаватель будет высказывать во время занятий свои политические взгляды и студенты подадут на него жалобу в спецотдел, преподаватель на первый раз получит выговор с занесением в личное дело. Если же он продолжит нарушать кодекс, к нему будут применены дисциплинарные меры.

Как сказал профессор Нив Гордон из университета им. Бен-Гуриона, «нам не заткнут рот. Мы продолжим говорить о политике на занятиях. Профессор Кашер решил стать придворным философом. Он и Беннет хотят превратить студентов в шпионов, следящих за тем, что говорят преподаватели».

Итог неэтичной истории с нереальным и скорее политическим, чем этическим кодексом Асы Кашера, можно подвести ударной фразой из старого еврейского анекдота о петухе, упавшем в выгребную яму: «Кашер, аваль масриях» («Кошерный, но воняет»).

***

Поскольку в нашей политизированной стране некуда деться от бурной деятельности (в основном, словесной) Биньямина Нетаниягу, еще одна история тоже связана с ним. Точнее, не история, а судебное дело.

Тель-авивский мировой суд удовлетворил иск супругов Нетаниягу против журналиста «Йедиот ахронот» Игаля Сарны, признав его виновным в клевете и обязав выплатить истцам компенсацию в размере 100.000 шекелей плюс 15.000 судебных издержек.

Год назад на своей страничке в Фэйсбук Сарна написал, что во время следования кортежа главы правительства по автотрассе № 1 (из Тель-Авива в Иерусалим) между супругами Нетаниягу разгорелась ссора, в результате которой Сарра Нетаниягу остановила машину и потребовала, чтобы ее муж вышел на дорогу.

Супруги Нетаниягу, выступая в суде, заявили, что ничего подобного не было, что Сарна все выдумал и его пост – ни что иное, как откровенная клевета, опорочившая их доброе имя и репутацию.

Натурально, охрана Нетаниягу промолчала, как ей и положено по роду службы, и никаких доказательств у Сарны не было.

Первоначально истцы требовали компенсации в размере 279.000 шекелей, но судья уменьшил сумму более чем вдвое, аргументировав это следующим образом: «Учитывая, что речь идет о самом видном общественном деятеле, подобные инсинуации являются оскорбительными и унизительными, создавая истцу образ слабовольного человека, подвластного своей жене. Но при этом причиненный ему ущерб не находится на самом высоком уровне».

О супруге главы правительства судья сказал: «Публикация приписывает ей полное пренебрежение правилами охраны, когда она по своему капризу якобы остановила машину главы правительства. Истинность этого утверждения не доказана, но при этом я уверен, что причиненный истице ущерб меньше того, который причинен истцу».

А теперь – о главном. Судья постановил: «К публикации в Фэйсбук следует относиться точно так же, как и в любых других СМИ. Ущерб может быть не меньше, а то и больше, чем от публикации в газете».

Вот это надо принять в расчет. Время вакханалии в соцсетях кончилось. К перечню Экклезиаста можно смело добавить: «Время хулить и время платить». Причем, наличными.


9.6.17

Среди всего, что писалось о поселенческом движении за последние пятьдесят лет, несколько красноречивых цифр говорят сами за себя.

В 125 поселениях Иудеи и Самарии живут 380.000 человек.

30% из них – ультраортодоксы.

44% живут за пределами больших поселенческих массивов.

Именно последнюю категорию никто не включает в разные варианты будущей договоренности с палестинцами. А сейчас, с санкции Трампа, за счет этих изолированных поселенцев будет определено продолжение всего строительства: в поселениях – да, за их пределами – нет. И что же будут делать 44% поселенцев? Повидимому, ждать неизбежной эвакуации.

***

Не где-нибудь а в высоколобой «Гаарец». Не когда-нибудь, а во время Недели книги. Не о ком-нибудь, а о Жаботинском написано следующее: «Мало найдется израильтян, которые знают, что создатель предтечи нынешнего Ликуда Зеэв Жаботинский был литературным гением, работавшим во всех жанрах».

Еще один пример того, каким малочисленным стал Народ Книги, если только она не поваренная.

***

В Тель-Авиве бушует гей-парад, который девятнадцатый год подряд доказывает, что хотя бы на один день сексуальное меньшинство может превратиться в большинство... на набережной.

Среди 200.000 участников 30.000 туристов приехали специально на парад, и один из них сказал: «Израильтяне – лучший народ в мире».

Итак, одного человека мы убедили. Осталось еще 7,5 миллиардов.


7.6.17

Позавчера на Ближнем Востоке разразилось настоящее политическое землетрясение: восемь арабских государств – Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Бахрейн, Йемен, Ливия, Мавритания и Мальдивы – объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. А Марокко прервала с ним воздушное сообщение с сегодняшнего утра.

Все эти государства, а также Иордания, закрыли корпункты «Аль-Джазиры», которая внесла огромную лепту в «арабскую весну», подстрекая к переворотам и приведя к власти в Египте «Братьев-мусульман».

СМИ полны сособщений о русских хакерах, которые якобы приписали эмиру Катара заявление «Неразумно быть врагами Ирана» и слова о том, что «Хизбалла и ХАМАС – движения сопротивления, а не террористические организации».

Но что тут нового? Всем давно известно, что Катар ведет двойную игру и раскладывает яйца по разным корзинам: поддерживает Иран, Хизбаллу и ХАМАС и , одновременно, сохраняет деловые отношения с Израилем и входит в арабскую коалицию, воюющую с террористами-хуситами в Йемене. Точно так же Катар ведет себя в секторе Газа: с одной стороны, договорился с Израилем о переводе 950 млн. долларов на реконструкцию, с другой – тайно переводит не меньшие суммы ХАМАСУ, которые идут на подготовку к следующей войне с Израилем.

Как стало известно, в прошлом году проиранские террористы в Ираке взяли в плен 26 членов правящей семьи Катара, которые поехали туда поохотиться и сами превратились в дичь. Для их спасения Катар выплатил Ирану 750 млн. долларов и еще 250 млн. – террористам. Для такой нефте-газовой империи, сидящей на горе из золота, миллиардом больше, миллиардом меньше – Катар от этого не разорится.

А вот ХАМАС может разориться в одну минуту, если его патрона заставят перекрыть все финансовые каналы в сектор Газа, и это – большая выгода для Израиля. Впрочем, есть еще Иран, который может взять на себя содержание ХАМАСА, несмотря на религиозные расхождения между шиитами и суннитами.

Другая выгода для Израиля может быть как раз в том, что умеренные суннитские государства объединились против шиитского Ирана, объявив войну террору. Кто же станет более естественным союзником в такой войне, если не Израиль! Вот она – иллюстрация классического девиза «Враг моего врага – мой друг».

Отсюда следует самое главное: если суннитская антитеррористическая коалиция под руководством США примет Израиль в свою компанию, следующим шагом будут реальные шансы на заключение мирного договора. С кем? С арабским миром. А как же палестинцы? Пусть над этим вопросом ломает голову палестинское руководство. Оно давно надоело арабскому миру своей твердолобостью, одержимостью, жадностью и подлостью, выкачивая миллиарды из всех дойных коров и поддерживая террор.

У них не хватило ума согласиться на резолюцию ООН 1947 года о разделе Палестины на два государства для двух народов. А теперь поезд ушел и на нем уехали многие дойные коровы.

***

Визит в Израиль полпреда США в ООН Никки Хейли совпал с ее полу-ультиматумом Совету ООН по правам человека: либо он раз и навсегда прекращает круглогодичную антиизраильскую дискриминацию, либо США (и, возможно, другие страны тоже) выйдут из его состава, перестав вносить членские взносы.

Кажется, никогда еще у Израиля не было такого принципиального и сильного союзника в ООН, как Никки Хейли, которая сказала стране и миру: «Когда Совет принимает семьдесят резолюций против Израиля – страны, где тщательно соблюдаются права человека, и всего семь резолюций против Ирана, где они только нарушаются, вы понимаете, что тут происходит что-то дурное».

Думаю, что президенту Трампу было труднее принять ошибочное решение выйти из парижского соглашения по климату, чем верное решение выйти из состава Совета ООН по правам человека, где преспокойно заседают и голосуют такие «радетели и защитники прав человека», как Россия, Венесуэлла, Куба, Саудовская Аравия, Малайзия и Катар.

***

79-летний журналист Дан Маргалит давно стал звездой. Это он раскрыл тайну запретного в те годы заграничного долларового счета Леи Рабин, что заставило ее мужа уйти в отставку. За долгие годы плодотворной политической журналистики он сменил несколько газет – от «Гаарец» до «Исраэль ха-йом».

В последнюю Маргалит пришел со дня ее основания, прекрасно зная, кто и для кого создал первую бесплатную ежедневную газету, кто платит деньги и заказывает музыку. Эту музыку он исполнял десять лет, получая хорошую зарплату, пока вчера его не вызвал новый главный редактор и не сказал: «Вы уволены».

Весь вчерашний день Маргалит – в разных интервью и в Фэйсбук – прилагал неимоверные усилия, чтобы показать себя защитником свободы слова, с которым расправились по политическим соображениям.

Но истина, как всегда, проста: десять лет Маргалит пел в хоре, который прославлял деяния Нетаниягу, и только в последние недели сделал шаг влево, не дойдя до откровенной хулы, но отказавшись от хвалы. Из хора исчез один голос. Сначала – голос, а потом и хорист. Дирижер счел, что он фальшивит, и был прав.

Как был прав и комментатор «Гаарец» Рогель Альпер, который озаглавил сегодняшнюю статью «Полезный идиот на службе Нетаниягу».

***

Только в Израиле: газетный заголовок: «Приготовьте кондиционеры и купальники». Иными словами, одни сидят, другие лежат.


2.6.17

Сегодняшний комментарий Нахума Барнеа из «Йедиот» называется «Забуду тебя» и сразу становится понятно, откуда это «эшкахех», переводимое на русский язык двумя словами – 136-й псалом с его знаменитой клятвой: «Если я забуду тебя, Иерусалим, да отсохнет моя десница».

Это сказано не о президенте Трампе, который не мог забыть Иерусалим по той простой причине, что никогда о нем не помнил. Это сказано об израильском правом лагере во главе с Биньямином Нетаниягу.

«Правый лагерь ошибся в Трампе. Подозрительность по отношению к Обаме и, главное, неспособность понять американскую политику, общество и внутренний мир Трампа ослепили его.

Верно, Трамп не уронит слезу при виде палестинской девочки из Газы. Эмоциональный и моральный аспект оккупации его не интересуют. Он мыслит в терминах торговли недвижимостью, как сказал один из бывших правительственных чиновников. У палестинцев есть недвижимость. Нужно вернуть им участок или купить его. Это и есть сделка.

Всех, кто думал сагитировать Трампа на борьбу с Ираном, он прервал на полуслове и сказал: «Я с вами. Перейдем к следующему вопросу: Западный берег Иордана. Что вы предлагаете? В чем сделка?»

Есть немало иронии в том, что на той же неделе, когда глава правительства праздновал пятидесятилетие объединения вечной столицы Израиля, он получил плевок в лицо от самого большого друга в Белом доме. Факт, что коллеги Нетаниягу в правительстве были вынуждены сказать, что это – Божья роса. До того они боятся признать свою ошибку с Трампом, до того боятся его писаний в Твиттере.

Пресс-секретарь Белого дома заявил, что американское посольство переедет в Иерусалим – вопрос только в том, когда. Таким образом, он поставил на одну доску посольство и... Мессию: тот тоже когда-нибудь придет. Вопрос только в том, когда».

***

«Исраэль ха-йом» и «Йедиот» одновременно опубликовали результаты опросов общественного мнения, приуроченных к полувековому юбилею Шестидневной войны. На вопрос, «верите ли вы в возможность мира с палестинцами в обозримом будущем», подавляющее большинство израильтян ответило категорическим «нет». Правда, вину за этот тупик 41% опрошенных возлагает на обе стороны.

С той же категоричностью израильтяне не хотят никаких уступок на территориях и, особенно, в Иерусалиме. Разве что готовы отдать ПА арабские кварталы Восточного Иерусалима.

Половина опрошенных и слышать не хочет ни о какой эвакуации поселений, хотя каждый второй поселенец в душе к этому готов.

При этом оказалось, что треть израильтян никогда не была в поселениях, а 23% – в Иерусалиме.

На вопрос «Какое, по вашему мнению, самое важное место в Иерусалиме?» были получены такие ответы:

61% – Западная стена;

21% – Храмовая гора;

6% – Кнессет;

5% – Верховный суд;

1% –резиденция президента.

Что из этого следует? Что треть изрильтян не считает Стену величайшей святыней еврейского народа, как написано в израильских учебниках истории для младших и средних классов.

***

Среди множества воспоминаний военных и дипломатов о Шестидневной войне попалось и такое.

За несколько дней до войны в Париже был Абба Эвен, получивший аудиенцию у Де Голля. Тот уговаривал не атаковать Египет, который уже блокировал Тиранский пролив и собрал мощнейшую армейскую группировку в Синае. В Израиле ждали войны, рыли окопы и превращали парки и скверы в кладбища.

Эвен хотел убедиться, что Де Голль поддержит Израиль. «Если Израиль будет атакован, мы не допустим, чтобы его уничтожили – сказал Де Голль. – Но если атакуете вы, мы осудим ваши действия».

Со своим осуждением Де Голль не тянул, вбив последний гвоздь в гроб плодотворного франко-израильского сотрудничества, от которого у Израиля остались «Миражи» в воздухе и еще один «мираж» в пустыне, называвшийся в то время не ядерным реактором, а «текстильным комбинатом».

Сегодня можно только покачать головой, думая, где был бы Израиль и что с ним стало бы, если бы, перефразируя Бен-Гуриона, он прислушивался к тому, что скажут гои, и не верил в то, что могут сделать евреи.

***

При желании не трудно узнать о происхождении слова «юбилей» от древнееврейского «йовель», который, кроме общеюбилейного значения, подразумевает и пятидесятилетний юбилей. С ним-то и связана интересная подробность.

По еврейскому закону, в 50-й год пятидесятилетнего аграрного цикла в Эрец-Исраэль прощаются все долги и земля возвращается тем, кто владел ей пятьдесят лет назад.

Так что, если бы в Израиле действовал еврейский закон, уже на следующей неделе надо было бы вернуть пол-Иерусалима и все территории Иудеи и Самарии королю Иордании.

Одного этого примера достаточно, чтобы охладить пыл ультраортодоксов, грезящих о создании религиозного государства на руинах светского Израиля.

***

Из разговора в тель-авивском автобусе двух негров-нелегалов: «Мы тут живем, как белые люди».


1.6.17

Прогнозы о начале третьей мировой войны на Ближнем Востоке были всегда. При этом говорили, что скорее всего она начнется из-за воды. Сегодня аналитики склоняются к тому, что она может начаться из-за Сирии, чей раздел привлек живейший интерес России, Ирана и Америки.

Гражданская война в Сирии не кончилась ни за четыре года без русских, ни за два года с русскими. Да и вообще это не та война, которую можно в одночастье закончить подписанием акта о безоговорочной капитуляции. Достаточно посмотреть на Ирак, где Саддам Хуссейн смеется из-под земли нехорошим смехом под взрывы все новых и новых терактов.

Если же посмотреть на лидеров двух сверхдержав, то миру определенно не стоит ожидать ничего хорошего от Америки с Трампом и России с Путиным, которые могут оказаться на одной стороне разве что во время сенатского расследования.

***

В Самарии террористка с ножом бросилась на солдата. Ее застрелили, его госпитализировали с легким ранением.

***

В редком интервью Нетаниягу сказал, что помехой мирному урегулированию не являются ни территории, ни поселения. По его словам, «корень конфликта был и остается в отказе палестинцев признать Государство Израиль национальным государством еврейского народа при любых границах».

А если они признают, что-то изменится?

***

Ровно сорок лет назад в Израиле произошел политический переворот: левая партия МААРАХ сошла со сцены истории, а правая партия Ликуд взошла на нее под громкие крики «Бегин, Бегин»!»

С тех пор было два мирных договора, две ливанских войны и полдюжины войн местного значения с двумя опаснейшими врагами – Хизбаллой и ХАМАСом, – не говоря о трех интифадах.

Но суть этих размышлений в другом: сорок лет назад Ликуд победил под лозунгом «Долой продажных!» (букв. «коррупированных»), а сегодня и ему можно бросить те же обвинения. Не новость, что слишком долгая власть разлагает и развращает тех, кто цепляется за нее руками и ногами. Кнессет полон такими примерами.

Взять хотя бы религиозные партии. Это словосочетание граничит с оксюмороном. Сами посудите: Богу не нужна партия, а партии – Бог. Если только на нем нельзя заработать. А в Израиле к тому же не просто религиозные, а ультраортодоксальные партии, умеющие зарабатывать на всем и, в первую очередь – на Боге.

Одна из таких партий – ШАС, созданная расистами и сепаратистами, которые на дух не переносят ашкеназских евреев и уже три десятилетия готовят сефардскую революцию, финансируя ее за счет государства. А в процессе строительства баррикад чуть ли не половина депутатов этой партии успела отсидеть в тюрьме или с позором уйти из Кнессета, отскребая рыльце от пушка.

Во главе этой партии стоит министр внутренних дел Арье Дери – один из самых способных, умных и обаятельных израильских политиков. Беда только в том, что он – мошенник и взяточник. Семнадцать лет назад он отсидел за это два года в тюрьме и несколько лет назад вернулся в политику, как ни в чем ни бывало. Сейчас Дери снова оказался под следствием, разве что к старым обвинениям прибавился целый букет новых подозрений в отмывании денег, злоупотреблении служебным положением, хищении средств, фальсификации отчетности и уклонении от уплаты налогов.

Если в датском королевстве прогнило «что-то», в еврейской республике прогнила коррупированная власть, которой хватило сорока лет с короткими перерывами на Барака и Шарона (Ольмерта не упоминаю потому, что он сидит в тюрьме), чтобы наглядно доказать, что в 1977 году избиратели сменили шило на мыло. И эта мыльная опера продолжается до сих пор.










назад







ОБ АВТОРЕ БИБЛИОГРАФИЯ РЕЦЕНЗИИ ИНТЕРВЬЮ РАДИО АРХИВ ГОСТЕВАЯ КНИГА ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА e-mail ЗАМЕТКИ